Комментарий: Санкт-Петербург замер в ожидании решения московского «барина»

После протестов и крестных ходов, судов и коллективных писем петербуржцев будущее Исаакия все равно определит московское начальство, считает политолог Иван Преображенский.

С начала 2017 года Санкт-Петербург разделен спором о будущем Исаакиевского собора. Губернатор города Георгий Полтавченко огорошил петербуржцев в январе, заявив, что государственный музей будет передан в пользование Русской православной церкви (РПЦ) на 49 лет. До этого чиновник выступал против передачи, поэтому его решение многие объясняют давлением из Москвы.

Исаакий — символ отношения российской власти к обществу

Никто не ожидал, что заявление Полтавченко приведет к резонансу такого масштаба. Но для петербуржцев речь идет не просто о музее, а об одном из главных городских символов. Это не революция, конечно, но и обвала рейтинга власти в Северной столице за год до выборов президента для паники власть имущих вполне достаточно.

Иван ПреображенскийИван Преображенский

Однако важен Исаакиевский собор не только для нынешних жителей города. Московские «питерские», в том числе президент, премьер и множество их вовсе не рядовых подчиненных тоже имеют свое мнение на этот счет.

В итоге это уже не городская проблема, не просто спор о том, надо ли передать собор РПЦ. Это лучший пример того, как строятся отношения российского общества с государством, которое старается в любой дискуссии оставить последнее слово за собой и показать, «кто тут главный».

Оппозиционеры и сторонники власти по одну сторону баррикад

Несогласие с передачей Исаакиевского собора Русской православной церкви без каких-либо дискуссий сплотило самые несочетаемые силы. К нему присоединились не только оппозиционеры. Достаточно сказать, что выступивший против передачи храма РПЦ директор упраздняемого музея «Исаакиевский собор» Николай Буров — доверенное лицо Владимира Путина на выборах президента 2012 года, бывший глава петербургского комитета по культуре, человек, оставивший свой автограф под коллективным письмом в поддержку политики президента РФ в Крыму и на Украине в марте 2014 года.

По одну сторону баррикад с такими Буровыми оказались как беспартийные гражданские активисты, так и оппозиция. Она же в итоге сумела неформально возглавить протест. А потом, по доброй российской позиции, и «похоронить» его.

Капитуляция парламентской оппозиции

Парламентская оппозиция, успешно перехватив инициативу, выдвинула компромиссную идею о проведении городского референдума. Причем случилось это после того, как Кремль дал сигнал, что решение о передаче собора РПЦ якобы не было согласовано с Владимиром Путиным. Однако, как это часто бывает в России, после того как «лидеры общественного мнения» оттеснили собственно общество и свободных активистов от переговоров с властями, на первый план у них вышли совсем иные вопросы.

КОНТЕКСТ

Петербуржцы о передаче Исаакия РПЦ: Конфликт создан искусственно

Заксобрание Петербурга не стало обсуждать вопрос о референдуме о передаче Исаакия РПЦ. Почему конфликт вокруг собора искусственный и нужен ли такой референдум — в монологах питерцев. (26.04.2017)

Комментарий: Навальный, Исаакий и призрак «Перестройки 2.0»

Комментарий: Исаакий — принуждение к примирению

Исаакий для РПЦ: дорого яичко к Христову дню

Все оппозиционные инициативы власть просто проигнорировала. Суд передачу собора РПЦ не только отменять, но даже рассматривать не стал. Затем и городское законодательное собрание отказалось обсуждать проведение референдума. Причем не отказало — а просто не стало обсуждать, подвесив этот вопрос по рекомендации комитета по законодательству.

Апофеозом же стал ежегодный отчет Георгия Полтавченко перед заксобранием. Сам он и словом не упомянул статус Исаакиевского собора, а парламентские оппозиционеры публично капитулировали, «постеснявшись» спросить губернатора о судьбе памятника. У них нашлись темы поважнее, например, компенсации владельцам снесенных гаражей.

Всеобщее молчание, впрочем, становится объяснимо, когда выясняется, что накануне губернаторского отчета Кремль обещал разобраться с проблемой и помочь ее решить ко всеобщему удовольствию. Если слово за Владимиром Путиным — то остальным, включая Полтавченко, лучше отмолчаться. Что они, собственно, и делают.

Решающее слово Путина

И что в сухом остатке? Капитуляция, причем обеих сторон конфликта. Городские власти по-прежнему игнорируют мнение горожан, опасаясь пойти против решения Кремля, которое пока публично не озвучено. В свою очередь, гражданские активисты доверили представлять их права городской оппозиции, которая, как и петербургские власти, ждет решения Путина. Даже РПЦ до сих пор, как выясняется, официального запроса на передачу ей собора не подала и тоже ждет.

Все замерли в ожидании решения «барина», который и назовет срок передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви. Причем сделает это единолично, несмотря на то, что не имеет для этого никаких юридических полномочий. И что-то мне подсказывает, что после президентского решения, каким бы оно ни было, протесты с новой силой уже не вспыхнут.

Автор: Иван Преображенский — кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Поделись с друзьями
Share